Latexfauna: ситуативные тексты индивидуальных куниц

Автор: Екатерина Масюта
:


То неловкое чувство, когда восторженно в компании начинаешь рассказывать об украинской группе, и вместо «да-да, это же те крутые ребята!» наталкиваешься на растерянный от недоумения взгляд. Шоу «Большой Фисун» уже множество сезонов трудится над восстановлением этой вселенской несправедливости. Молодые коллективы, у которых нет клипов и продюсеров, но есть нешаблонный взгляд на музыку, в этом сезоне приходят к Владу Фисуну в IQOS Space, чтобы очистить свою музыкальную карму.

Фото: Евгения Люлько
Фото: Евгения Люлько

Latexfauna в числе таковых. Это каучуковое зверье рвёт струны, ломает клавиши и стереотипы. Как тузик грелку, они порвали всех и во время Утренней Порки на радио (А). Рука не дрогнула, хлысты остались нетронутыми. Хотелось гладить и обниматься с тогда еще единственным треком «Ajahuaska».

Ковбої не сплять, вони полюють на дітей племені Аяхуаска

«Я просто сів на диван, перед тим як іти на роботу в аяхуаскове  (прим. ред. — тут и далее нецензурная лексика заменена названием трека группы) міністєрство строітєльства і ЖКГ. Бринькнув ні з того ні з сього, проговорив першу фразу «ковбої не сплять, вони полюють на дітей племені Аяхуаска». Встав і думаю: «Дімон, ти вже зовсім аяхуаска, напиши ще трек про екскаватор». Поки їхав у маршрутці, додумав решту тексту. Показав пацанам, а вони — аяхуаска, чувак. Ми придумали настільки аяхуаска різних аранжувань на неї, що опустили руки. Нічого нас не перло. В один момент накрутили біток і басову партію. Всьо. Так получилася Latexfauna».

Фото: Евгения Люлько
Фото: Евгения Люлько

Вокалист Дима Зезюлин, клавишник Александр Мыльников, гитарист Константин Левицкий, бас-гитарист Александр Дымань и недавно принятый в ряды мужей племени Аяхуаска барабанщик Макс Гребень вовсе не такие, какими их можно было бы представить.

«Наприклад, Костя, він у нас із епохи динозаврів. Такий собі алігатор на дні Нілу лежить і нічого окрім Led Zeppelin знати не хоче. Кажу йому: «Послухай Foals!». А він мені: “Аяхуаска, якась попса”. Ледь підсадив його на Pompeya. Басист — в минулому металюга. Клавішник і барабанщик люблять пост-панк».

—        На мамах и бабушках можно же проверять музыку.
—        Нє, ми на хіпстерах перевіряли.

Архитектура текстов и музыки «индивидуальных куниц» (как они сами себя называют) — это не лощеный хай-тек, а скорее шероховатый лофт, где посреди комнаты стоит вигвам и горит костер. Поясняем. Во-первых, современные плейбеки, не отточенные рифмы и тексты с живым суржиком. Во-вторых, в песнях легко дышится, никакого смыслового или эмоционального перегруза. А в-третьих, в каждом треке есть то, что очень выбивается из общей картины, но при этом не режет, а придает — как принято говорить в штампованных текстах — изюминку.

Фото: Евгения Люлько
Фото: Евгения Люлько

«Я подумав, що можна з будь-якої фрази робити пісню. Ситуативні пісні про що завгодно можуть бути набагато прикольніші, ніж кров і любов. Головне не руководствуватися логікою, і нічого не придумувати, а користуватися винятково чувствами. Тоді виходять легкі, чіпкі тексти і музикальні хуки», — говорит Дима.

Та ти шо, та ти шо, я сімпатічний. Я тобі нравлюся

Нам тоже нравятся эти парни, и не потому что симпатичные. Много писать и петь дифирамбы группе Latexfauna мы не будем. Не к лицу аристократу. А вот петь у них на концертах — неукоснительно. Например, в новогоднюю ночь в Atlas’е.