Безусловный базовый доход: необходимость или утопия?

Итоги третьей дискуссии в рамках FuturistIQue Club

Еще одна встреча нашего дискуссионного клуба состоялась. Кровопролития в IQOS Space  не случилось, но разговор был очень ярким и содержательным. Специалисты из разных сфер не на шутку разгорячились. В разговоре приняли участие преподаватель и кандидат экономических наук Глеб Буряк, журналист и редактор Глеб Гусев, экономист Анна Вахитова, футуролог и маркетолог Андрей Длигач, а также культуролог и писатель Александр Михед. Безусловный базовый доход на этот раз стал поводом для беседы.

Бесплатный сыр от государства

С недавних пор мир тайными путями стремится к принципу «от каждого по способностям, каждому по потребностям». Финляндия благополучно проводит эксперимент о предоставлении 550 евро в месяц людям в виде социальной помощи. Хорошо это или плохо?

Процесс уже запущен, но все же отождествлять такую практику с коммунизмом не стоит. Во-первых, коммунизм модельно не может быть с деньгами. Деньги являются мерилом обмена или труда. Введение безусловного базового дохода ближе к социалистической модели, а она в полной мере реализована в капиталистическом мире. Финляндия — одна из самых замечательных таких примеров.

Глеб Гусев и Глеб Буряк. Фото: Женя Люлько.
Глеб Гусев и Глеб Буряк. Фото: Женя Люлько.

Главная идея в том, что этот гарантированный (или безусловный базовый) доход выгоден для беднейшей части населения и бесполезен для тех, кто зарабатывает и платит налоги. В Швейцарии в июльском референдуме 77 % граждан высказались против введения такого дохода, потому что разница между минимальной и максимальной зарплатой составляет 3,5 раза. Швейцарцы понимают, что человек, который получает минимальный доход, перестает быть заинтересованным в работе.

В мире, в котором все можно печатать на принтере, надо заниматься несколько другими вещами: творчеством, наукой, образованием, поиском.

В Финляндии же совсем другая история. Они переболели этап быстрого экономического развития, испытали на себе все болезни постиндустриального периода и перешли на следующий уровень. Они понимают, что в мире, в котором все можно печатать на принтере, надо заниматься несколько другими вещами: творчеством, наукой, образованием, поиском. Идея безусловного базового дохода — освободить людей от необходимости зарабатывать деньги.

IMG_5541
Анна Вахитова. Фото: Женя Люлько.

В таких странах, как Кения или Индия, этот эксперимент является удачным, потому что там такой доход дает возможность вырвать семьи из попрошайничества, чтобы они могли обучать детей, развиваться.

Как на счет Украины?

Для Украины это абсолютно не выход. Такой доход не стимулирует рост и развитие. Для нас же главная задача — ценность успеха, предпринимательства, поиска, то есть создание условий, при которых человек должен ориентироваться на изменения, а не на безопасность, комфорт и благополучие. Безусловный базовый доход будет нас дестимулировать. Он станет лучшим вариантом для тех стран, которые уже прошли период успеха и предпринимательства и пришли к миру гармонии — следующий цикл развития нации. Таким образом безусловный базовый доход дает возможность творить, искать, заниматься наукой или образованием.

Безусловный базовый доход дает возможность творить, искать, заниматься наукой или образованием.

IMG_5561
Александр Михед и Андрей Длигач. Фото: Женя Люлько.

Если же говорить о людях творческих профессий в Украине: мало кто из художников зарабатывает именно своим искусством. Они вынуждены работать еще где-то. Система безусловного базового дохода могла бы существенно им помочь, однако не факт, что это поможет в целом искусству.

Если главная прорывная идея такова: давайте создадим в Украине страну для творческих людей — давайте же лучше сделаем для них возможности. Пусть Украина будет интересной для новых предпринимателей. Почему у нас до сих пор нет ни одного завода Илона Маска?

Грошь цена

Социальная выплата — обесценивание денег по существу, в какой-то мере. Если деньги есть у каждого, то они теряют свою стоимость. Обесценивание денег присуще новому миру — тому, который должен пройти виртуализацию денег, переход к новому стандарту. На это нужно еще 5 лет.

Люди сами наделили ценностью металл. Это был мировой общественный договор. С деньгами тоже самое. Надо договариваться сейчас, чтобы ключевой ценностью были идеи или доверие.

IMG_5512
Андрей Длигач. Фото: Женя Люлько.

Хочется вспомнить мысли Пола Кругмана: мир вошел в новый Ренессанс. При переломе Средневековья к эпохе Возрождения никто не думал о том, что люди входят в какую-то новую эпоху. Все носились с тем, что все плохо, какие кругом болезни, каких ресурсов не хватает, пока не изменилось мышление, не появились финансы в том виде, в котором мы их знаем. Когда мир экономически изменился, это дало толчок и творчеству.

О журналистике

Для того, чтобы изображать современный мир, существует четвертая власть — журналистика, которая с описательной точки зрения показывает, что происходит в мире. В Украине есть проблема — недостаточно отстроенная финансовая система для журналистов.

Не много радости в том, что украинская журналистика находится в безвыходном положении. Из-за того, что происходит последние 25 лет, журналистам просто не верят. Любое сообщение воспринимается в штыки. Это не зависит от того, насколько качественно поработал журналист.

IMG_5488
Глеб Гусев. Фото: Женя Люлько.

Медиа не может существовать без денег, а их то как раз и нет. Юрий Марченко часто приводит такую аналогию: большие телевизионные каналы — это костры, в которые олигархи бросают деньги; журналисты вокруг сидят и греются. Экономические модели в украинских медиа не жизнеспособны, если в этот костер перестанут подбрасывать деньги. Костер гаснет. Журналисты жмут друг другу руки и расходятся в разные стороны к следующим источникам тепла. Это мировая проблема, потому что медиа потеряли старые бизнес модели, но ещё не нашли новые. Нужны деньги, чтобы это время пересидеть, пока строятся новые. Но этих денег нет.

Большие телевизионные каналы — это костры, в которые олигархи бросают деньги, а журналисты вокруг сидят и греются.

Если ввести безусловный журналистский доход, тогда работники медиа ничего не будут делать. Им нельзя давать бесплатные деньги. Журналисты перестанут работать вовсе.

Человек готов платить за информацию только в том случае, если она будет ему полезна и даже поможет спасти жизнь.