Алексей Тарасов: «Я чуть реально физически не умер на фильме American Honey»

Партнёр:


Изрядно соскучившись, мы пригласили на разговор одного из главных кинокритиков нашего времени Алексея Тарасова. Взяли интервью — нет? Прочел ли он лекцию — нет? Мы просто весело болтали, приоткрывая красный бархатный занавес Каннского кинофестиваля.

— Один из главных экспертов в кино. Все самые интересные и эксклюзивные интервью с большими людьми кинематографа — его заслуга.

— Это все через постель, поэтому это не то чтобы профессиональная заслуга, а физиологическая — моей половой жизни.

— Что они в тебе находят?

— Я тоже себе всегда задаю этот вопрос.

Это как чемпионат мира по футболу, только без этого занудства

— Что тебя влечет на Каннский кинофестиваль?

— Это как чемпионат мира по футболу, только без этого занудства. На экране не одно и то же. Это фильмы, которые (пафосно скажу) движут кинематограф вперед.

— Что получаешь, попадая туда?

— Ты первым увидишь эти фильмы. Это, как правило, мировые премьеры. И все важные авторы, которые двигают кино вперед.

— Кого ждешь больше всего?

— В этом году я очень жду фильм Абделатифа Кешиша, который получил Золотую пальмовую ветвь за «Жизнь Адель». Грека Йоргоса Лантимоса, который снял «Лобстер».

IMG_5962
Фото: Александра Железнова

— Насколько велико влияние главы жюри?

— Максимально. У всех по одному голосу, а у председателя — два. Каннский кинофестиваль — это ведь ярмарка тщеславия. Все кинокритики (по типу меня) смотрят фильмы и решают: это — говно, а это — шедевр. А потом выходит жюри и объявляет то, что им понравилось. Как правило, фавориты критиков и жюри не совпадают. И критики потом проклинают жюри.

Каннский кинофестиваль — это ведь ярмарка тщеславия

— Светская жизнь как происходит?

— Это прекрасные яхты, приемы в загородных гостиницах, Мартин Скорсезе показывает 4 минуты своего будущего фильма, а Леонардо Ди Каприо исполняет песни Фрэнка Синатры. На эти вечеринки могут попасть либо небожители, либо люди, которые могут заплатить 30 тысяч за вход.

Есть вечеринки средней руки, на которые пускают меня и других людей из кинозалов, немного потрепанных, заспанных. Там как правило тоже есть водка и огурцы. Если выбирать между тем, чтобы нормально поесть-поспать, то лично я в трех случаях из четырех выбираю сон.

Это очень влияет на восприятие фильма. Я чуть реально физически не умер на фильме «American Honey». Полтора часа на нем высидел. Дальше увел за собой ползала. А потом этот фильм получил приз жюри, его включили в списки фильмов года авторитетные издания. Я до сих пор считаю его чудовищным, но восприятие от сна очень зависит.

Это любовь с первого взгляда

— На что похож визит на Каннский кинофестиваль?

— Это любовь с первого взгляда. Толкаться локтями с 13-летними китайскими журналистками!

— Хочу стать кинокритиком. Что для этого нужно сделать?

Забудь. В нашей стране кинокритики никому не нужны. Во-первых, кинокритика ни на что не влияет. Во-вторых, нет медиа, куда об этом писать. В-третьих — отсутствие пишущих. Все сводится к «понравилось» или «не понравилось».

Если вы прислушались к совету Алексея Тарасова и оставили надежды стать кинокритиком, но на фестиваль все же очень хочется, то вам следует попытать счастья в конкурсе от Mastercard. А вдруг?